давления власти на независимые медиа

Законопроект №9068 как новый инструмент давления власти на независимые медиа

Автор: Наталья Наталина

Глава правления ВО ГО "Успішна варта"

На фоне громких заявлений президента Петра Порошенко о необходимости принятия закона «об агентах Кремля» во время его выступления в парламенте 20 сентября, фактически незамеченным остался уже зарегистрированный в Верховной раде законопроект, которые дает власти значительные инструменты для давления и даже закрытия независимых теле- и радиокомпаний накануне выборов 2019 года.

Речь идет о законопроекте №9068 «Про внесення змін до Закону України «Про телебачення і радіомовлення» щодо посилення інформаційної безпеки та протидії державі-агресору в інформаційній сфері», который был зарегистрирован в парламенте Украины 7 сентября 2018 года. Необходимость его принятия, как и многих других инициатив в сфере медиа за последние 4 года, авторы обосновывают тем, что «Украина находится в состоянии гибридной войны с Российской Федерацией».

Авторами законопроекта стали глава парламентского комитета по вопросам информационной политики Виктория Сюмар, экс-журналистка телеканала «Интер» Ольга Черваковаи Георгий Шверк, экс-медиа менеджер Украинского медиа холдинга, ранее принадлежавшего президенту Петру Порошенко и экс-главе его администрации Борису Ложкину. В соавторах документа также числятся глава Радикальной партии Олег Ляшко, сын известного композитора Евгений Рыбчинский и председатель фракции Блока Петра Порошенко Артур Герасимов. Как говориться, нет более активных поборников цензуры и запрета свободы слова, чем бывшие борцы за нее.

Итак, что же несет в себе законопроект №9068 для независимых медиа и журналистов накануне президентских и парламентских выборов?

Первое, что предлагает команда президента Порошенко, это внести изменения в статьи 6 и 72 Закона Украины «О телевидении и радиовещании» и запретить телерадиокомпаниям «транслировать высказывания, которые оправдывают или признают правомерной оккупацию территории Украины, если такая трансляция преследует цель разжигания вражды и ненависти».

Также авторы законопроекта предлагают запретить телерадиокомпаниям «распространение терминологии, которая противоречит Закону Украины«Про особливості державної політики із забезпечення державного суверенітету України на тимчасово окупованих територіях у Донецькій та Луганській областях», если такое распространение преследует целью разжигание вражды и риторики ненависти».

При этом в законопроекте №9068 указывается, что «компетентные органы», в соответствии с практикой ЕСПЧ учитывают статус особы, которая осуществила указанные действия, природу и формулировку высказываний, контекст, а также потенциал, который может привести к «вредным» последствиям. Кто такие эти «компетентные органы» и почему они имеют право на использование практики ЕСПЧ, в законе не указывается. Хотя, в статье 17 Закона Украины «Про виконання рішень та застосування практики Європейського суду з прав людини» четко обозначено, что только суды (!) применяют при рассмотрении дел Конвенцию и практику Суда как источник права.

Вторая часть законопроекта 9068 предусматривает, что Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания принимает решение о взыскании штрафа (независимо от применения к «нарушителю» санкций в виде предупреждения) в размере 25% лицензионного сбора за трансляцию (для телерадиокомпаний) и ретрансляцию (для провайдеров):

  • призывов к насильственному изменению конституционного строя Украины
  • призывов к развязыванию агрессивной войны или ее пропаганды и/или разжигания национальной, расовой и религиозной вражды и ненависти;
  • высказываний, которые оправдывают или признают правомерной оккупацию территории Украины, если такая трансляция преследует цель разжигания вражды и ненависти;
  • распространение терминологии, которая противоречит Закону Украины «Про особливості державної політики із забезпечення державного суверенітету України на тимчасово окупованих територіях у Донецькій та Луганській областях», если такое распространение преследует целью разжигание вражды и риторики ненависти;
  • пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности лиц по признакам их религиозных убеждений, идеологии, принадлежности к той или иной нации или расы, физического или имущественного состояния, социального происхождения;
  • трансляцию телепередач, изготовленных после 1 августа 1991 года, содержащие популяризацию или пропаганду органов государства-агрессора и их отдельных действий, оправдывающие признают правомерным оккупацию территории Украины;

В законопроекте есть поправка, что в случае, если все указанное выше транслировалось и распространялось без предварительной записи и содержалось в выступлениях, репликах лица, которое не является работником, телерадиоорганизация не несет ответственности за эти нарушения, кроме случаев, когда работниками не были приняты меры по прекращению правонарушения в прямом эфире.

Плюс авторы закона предлагают штрафовать телерадиокомпании на 5% от суммы всех лицензионных сборов по всем лицензиям, собственниками которых является «нарушитель», если Нацсовету не будет подана информация, или не будет подана в срок или будет являться неправдивой.

В законе также предусмотрено, что, если нарушения не были устранены в течение месяца после применения санкции в виде взыскания штрафа, а также в случае повторного взыскания штрафа за нарушение такого же положения этого Закона, Национальный совет обращается в суд с иском об аннулировании лицензии на вещание телерадиоорганизации или аннулирования лицензии провайдера программной услуги.

Таким образом, в случае принятия законопроекта, Нацсовет получит фактически неограниченные возможности для давления и даже закрытия на неугодные для власти теле и радиокомпании.

Напомним, дискуссия о том, должен ли Нацсовет применять штрафные санкции в целом, продолжалась не один год. Ранее размеры штрафов устанавливались Нацсоветом и согласовывались Кабинетом Министров. Но фактически до 2015 года такой вид санкций на практике не применялся, поскольку штрафы по-прежнему утверждались правительством. Только 1 ноября 2016 года был принят так называемый закон о языковых квотах, определивший размеры штрафов, которые может накладывать Нацсовет, а также нарушения, за которые они накладываются на вещателей и провайдеров.

В итоге, за 2017 год Нацсовет применил санкцию «штраф» к 17 радиостанциям. Общая сумма штрафов составила более чем 1 миллион гривен. Например, в марте 2018 года Нацсовет начислил рекордный штраф в размере 327,8 тыс. гривен (около 10 000 евро) радиостанции «Пятница» за то, что в промежутке с 07:00 утра до 14:00 дня доля песен, исполненных на государственном языке, составила 29% вместо положенных по закону 30%.

В феврале 2018 года более 60 представителей СМИ и медиа компаний обратились с открытым обращением к президенту Порошенко и другим представителям власти с призывом остановить цензуру в стране и прекратить шантаж редакций со стороны Нацсовета. «Фактические обязанности этого органа свелись к цензуре, постоянным внеплановым проверкам, шантажу редакций относительно продления лицензий и т. д.», - говорится в обращении. Из крупных СМИ, его подписали журналисты "Страны", "Эра-Медиа", "Интера", "Вестей", ZIK, NewsOne, "112 Украина", "Эра-ФМ", UA|TV и других СМИ.

Принятие законопроекта №9068, несомненно, усилит эти тенденции. В связи с рассмотрением данного законопроекта у правозащитников возникает сразу ряд вопросов:

Во-первых, каким образом и по каким критериям Нацсовет будет определять, что телерадиоорганизация транслирует контент, имеющий своей целью «разжигание вражды и ненависти»?

Известно, что в составе Нацсовета есть некий отдел мониторинга и анализа телерадиовещания. На основании каких критериев и методик осуществляется данный мониторинг, общественности не известно. 31 августа 2018 года заместитель председателя Нацсовета Ульяна Фещук публично заявила, что Нацсовет осуществляет мониторинг эфира телеканалов и радиостанций «фактически в ручном режиме, то есть люди сидят в наушниках, смотрят телевидение, слушают радио». Некий Модернизированный мониторинговый центр Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания, по ее словам, должен начать «работать более эффективно» в 2019 году.

По данным же самих телеканалов, Нацсовет опирается на выводы некоей Независимой медийной рады, которую в декабре 2015-го пять медийных неправительственных (но очень близких к правительству) организаций – Институт медиа права, Институт массовой информации, "Интерньюз-Украина", ОО "Телекритика" и Фундация "Суспільність". Главой данного совета была избрана медиа-вотчдог (как она сама себя называет) Наталья Лигачева.По сути, это такая экспертная группа из журналистов и медиаактивистов, которая на запросы представителей власти предоставляет экспертные заключения по спорным ситуациям в СМИ. Совет может проверять прессу и по собственной инициативе, искать в их контенте нарушения законодательства Украины, международного права, международных журналистских стандартов и журналистской этики. При этом сам совет не является ни юридическим лицом, ни государственным органом. По рекомендации Медийного совета Нацсовет может штрафовать СМИ и даже отзывать лицензии у телеканалов и радиостанций. То есть, по сути, теперь г-жа Лигачёва и Ко будут определять, какие каналы «разжигают вражду», а какие нет?

По словам медиа юристов, эти т. н. "экспертные выводы" Медийного совета не относятся ни к одному виду экспертиз, предусмотренных действующим украинским законодательством. Этого т.н. Независимого медийного совета де-юре вообще не существует. Он не зарегистрирован как юридическое лицо и не имеет полномочий проводить экспертизу СМИ, соответственно их выводы не имеют юридической силы.

Во-вторых, каковы критерии объективности и где гарантии отсутствия двойных стандартов в мониторинге Нацсовета? Например, 20 сентября Нацсовет назначил внеплановую выездную проверку телеканала «NewsOne». Согласно сообщению на сайте Нацсовета, призывы к развязыванию агрессивной войны или ее пропаганды, разжиганию национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти были зафиксированы в фрагментах выступлений Елены Лукаш («Интервью с Еленой Лукаш»), Вячеслава Пиховшека ( «Интервью с Еленой Лукаш», «Субъективные итоги»), Руслана Коцабы («Я так думаю »), Евгения Червоненко («Большой вечер», Live, «Субъективные итоги»), Андрея Лесика (Live), Михаила Добкина («Украинский формат»), Д. Спивака («Большой вечер») о русской агрессии и войне на Донбассе, о Андрее Парубие, об автокефальной церкви. Никаких доказательств при вынесении решения о проверке члены Нацсовета не предоставили.

Вместе с тем, выступления печальноизвестных Ларисы Ницой, Ирины Фарион, Богдана Буткевича, Остапа Дроздова и других спикеров, систематически осуществляющих «пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности лиц по признакам их религиозных убеждений, идеологии, принадлежности к той или иной нации или расы, физического или имущественного состояния, социального происхождения» в эфирах таких каналов, как например, «5 канал» и телеканал «Прямой» система мониторинга Нацсовета не фиксирует.

В-третьих, кто и каким образом будет определять исчерпывающий список терминологии, которая противоречит Закону Украины «Про особливості державної політики із забезпечення державного суверенітету України на тимчасово окупованих територіях у Донецькій та Луганській областях»? Этот закон, в частности, закрепляет терминологию о «вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины» и определяет Крым, части территорий Донецкой и Луганской областей как «временную оккупацию территории Украины». Исчерпывающего списка «терминологии» ни в рамках данного закона, ни в рамках законопроекта №9068, естественно, не приводится. Оставляя тем самым широкий спектр вариаций и трактовок для Нацсовета.

Напомним, 3 марта 2017 года Нацсовет во время рассмотрения вопроса о продлении лицензии "Радио Вести" решила лишить лицензии вещания на частоте 104.6 в городе Киеве. По словам заместителя председателя Нацсовета Ульяны Фещук, радиостанция имела 4 действующих предупреждения. Одно из них было за присутствие в эфире Татьяны Монтян, речь которой оскорбляла честь и достоинство, и не была прекращена журналистом. В частности, эфир с Монтян состоялся 31 августа, где она допустила такие высказывания: "Вот если бы тарифы можно было повесить на тех, кто стрибав по Майдану в кастрюле"; "Мне, например, глубоко по барабану, кого слушают упоротые майдауны"; "Вот живут в одном доме упоротые майдауны и антимайдановцы". По каким критериям члены Нацсовета определили, что эти утверждения оскорбляют честь и достоинство, не сообщается.

Но вот эти содержащие не менее провокационные и унижающие честь и достоинство высказывания журналиста Матвея Ганапольского, ведущего телеканала «Прямой», в мониторинг Нацсовета по какой то причине не попали. Более того, глава Нацсовета Юрий Артеменко лично поздравил телеканал «Прямой» (который, напомню, по оценкам независимых медиа экспертов принадлежит президенту Порошенко) с годовщиной с момента запуска.

В-четвертых, некоторые из перечисленных в законопроекте №9068 призывов подпадают под те действия, за которые предусмотрена ответственность Уголовным Кодексом (109, 182, 436 УК и т.д). Чтобы доказать основания для применения этих санкций, нужно установить, что они осуществляют призывы именно к таким действиям, возможно должно быть соответствующее решение (приговор) суда, который устанавливает – факт таких действий. Таким образом, если Нацсовет будет устанавливать (то есть фактически возьмет на себя функцию суда) по итогам мониторинга наличие в эфире телеканалов призывов, допустим, к свержению конституционного строя, это будет основанием для Генеральной прокуратуры и СБУ автоматически открыть уголовное дело? Или же Нацсовет будет ожидать расследования от правоохранителей и вынесения судебного решения? Эти процессы, напомним, могут длиться годами. Вероятнее всего, теле или радиовещатель будет просто без суда и следствия отключен от эфира, а затем годами будет доказывать неправомерность такого решения. Как это, например, происходит в случае с «Радио Вести», о котором мы писали выше.

И, наконец, авторы законопроекта №9068 апеллируют к статье 20 Международного пакта о гражданских и политических правах, чтобы обосновать закон как соответствующий международными стандартами защиты прав человека.

Напомним, что Статья 20 МПГПП предусматривает, что пропаганда войны по своей сути является формой подстрекательства к насилию, основанной на оправдании национальной, расовой или религиозной ненависти. В международном праве до сих пор идет дискуссия по поводу взаимодействия и баланса между статьей 19 (свобода слова) и статьей 20 (запрет пропаганды войны) МПГПП в судебной практике. Разъяснения по данному вопросу даны в замечаниях общего порядка № 11 и № 34 Комитета ООН по правам человека.

Документ формулирует, в частности (пункт 50), что «любое ограничение, обоснованное статьей 20, должно также соответствовать пункту 3 статьи 19», и далее (в пункте 52), что «в каждом случае, когда государство-участник ограничивает право на свободное выражение мнения, ему необходимо обосновывать запреты и их условия в строгом соответствии со статьей 19».

Пункт 3 статьи 19, который предписывает, что ограничения должны быть установлены законом. Но о том же говорит и статья 20. Здесь важнее следовать тому, что подразумевается под словом «закон». По этому вопросу, исходя из коммуникаций, рассмотренных в КПЧ ООН, в Замечаниях общего порядка № 34 правомерно указывается, что «закон» должен быть сформулирован достаточно четко, а информация о нем должна быть доступна широким слоям населения. Кроме того, такой «закон» не должен наделять лиц неограниченными дискреционными полномочиями в отношении пределов ограничений, а сами ограничения должны соответствовать принципу соразмерности и не быть крупномасштабными.

Эксперты соглашаются, что статья 20(1) касается лишь «тяжкого узкого преступления..., которое может и должно быть запрещено нормами национального законодательства», и как следствие, это не должно означать «большей угрозы для свободы слова».

Особый интерес также представляют ранние резолюции Генеральной Ассамблеи ООН (110 (II), 290 (IV), 380 (V)), поднимающие проблему опасности пропаганды и подтверждающие осуждение «пропаганды против мира». Важно отметить, что уже в них Генеральная Ассамблея подробно обсуждает проблему, заявляя, что такая пропаганда включает в себя не только подстрекательство к конфликтам или агрессивным действиям, но и «меры, направленные на изолирование людей от любых контактов с внешним миром, которые препятствуя прессе, радио и другим средствам связи освещать международные события, тем самым препятствуют взаимопониманию между народами». Определяя связь между пропагандой войны и подавлением свободы слова, Генеральная Ассамблея отметила, что успех пропаганды становится возможным, когда средства массовой информации лишены свободы освещать важные события и особые мнения.

Ну что ж, можем только поздравить авторов законопроекта №9068 с их неоценимым вкладом в успех пропаганды в нашем государстве.

Ваши гражданские или политические права нарушены? Звоните на телефон горячей линии «Успішна варта» - 0 800 204 004! Поможем!

Похожие новости