Суд по делу политзаключенного Татаринцева перенесен из-за ухудшения его здоровья

Суд по делу политзаключенного Татаринцева перенесен из-за ухудшения его здоровья

17 мая 2019 года в Куйбышевском районном суде Запорожской области состоялось очередное заседание по делу предпринимателя Андрея Татаринцева, который обвиняется в финансировании терроризма путем передачи дизтоплива находящейся на неподконтрольной Украине части Луганской области детской больнице.

Представитель правозащитной платформы «Успішна варта» мониторил ситуацию со здоровьем обвиняемого и ход судебного заседания в зале суда.

Перед началом заседания Татаринцев через стенку стеклянного «аквариума» рассказал координатору «Успішна варта», что его впервые за 1,8 года нахождения под стражей утром перед выездом на суд в СИЗО предложили еду. Однако это были макароны, сливочное масло, вареные яйца, банка сгущенки и сахар – часть из продуктов являются углеводами, которые строго противопоказаны больным сахарным диабетом.

Также Татаринцев пожаловался, что в СИЗО необходимые ему для лечения таблетки дают избирательно (то пачку, то одну таблетку) и давление перед выездом в суд меряют сразу после пробуждения, когда оно максимально низкое.

Обвиняемый высказал недовольство касательно присутствовавшей на заседании начальника санчасти Вольнянского СИЗО Светланы Захарчук, которая обвинила Татаринцева и его защитника в саботаже и отказе проходить предложенное ею обследование состояния здоровья обвиняемого.

Кроме того, адвокат обвиняемого Владимир Ляпин отметил, что документ, четко подтверждающий, что СИЗО не в состоянии обеспечить лечение и диету, изолятор упорно не выдает. Также защитник сообщил о давлении со стороны военной прокуратуры на государственные медицинские учреждения, которые при таком положении вещей раз за разом дают справки о возможности содержания Татаринцева под стражей.

В начале заседания адвокат попросил вызвать скорую, т.к. утром у Татаринцева был сахар 14, и на данный момент он чувствует себя очень плохо, что подтвердил и сам подзащитный. Также адвокат сообщил, что если проводить полноценное заседание, то его подзащитный будет целый день голодным и не сможет принять лекарство. Суд предложил заказать доставку еды для обвиняемого.

По приезду скорой помощи врачи установили, что сахар 14,2, давление и температура повышенные. Учитывая состояние обвиняемого, заседание продолжать нельзя было. Никакой медицинской помощи Татаринцеву не было оказано, а заседание перенесено. Татаринцева увезли в следственный изолятор.

Следующее заседание по делу Татаринцева назначено на 29 мая, поскольку истекает срок содержания его под стражей. После чего из-за сезона отпусков объявлен месячный перерыв.

Напомним, начиная с 2013 года Андрей Татаринцев болеет сахарным диабетом 2 типа. Украинские и международные правозащитные организации неоднократно выражали обеспокоенность касательно не предоставления медицинской помощи обвиняемому, находящемуся в СИЗО г. Вольнянска. Данные противоправные деяния Страсбургским судом приравнены к пыткам.

В дни судебных заседаний Татаринцев не получает пищи, хотя в назначенное врачом-эндокринологом лечение помимо собственно лекарств входит еще и строгая низкоуглеводная диета с питанием 5-6 раз в сутки.

С 2015 года Татаринцев постоянно проживает в Киеве, где также имеет родственников. Все его имущество арестовано, а паспорта изъяты, соответственно обвиняемый при желании не сможет пересечь границу. Несмотря на это, во время удовлетворения ходатайств прокурора о продлении меры пресечения обвиняемому, суд ссылается на наличие риска скрываться от суда.

Решения ЕСПЧ, которые являются частью внутреннего законодательства Украины, говорят о недостаточности таких предположений стороны обвинения для продления содержания обвиняемого под стражей.

В частности, «Европейский Суд неоднократно устанавливал, что, хотя тяжесть возможного наказания и является существенным элементом при оценке вероятности того, что обвиняемый скроется или продолжит преступную деятельность, необходимость продления срока содержания под стражей не может оцениваться исключительно с абстрактной точки зрения, с учетом только тяжести обвинения.

Наличие подозрения, что заявитель совершил тяжкие преступления и вывод о том, что заявитель, находясь на свободе, пытался вмешаться в ход отправления правосудия могли изначально оправдать содержание заявителя под стражей. Однако Европейский Суд не убежден, что данные обстоятельства могли продолжать являться "относящимися к делу и достаточными основаниями" для длящегося содержания заявителя под стражей, в частности, поскольку на ранних этапах рассмотрения дела заявитель уже содержался под стражей длительное время» («Идалов против России»).

«Европейский Суд неоднократно признавал нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в делах, в которых национальные суды продлевали срок содержание заявителя под стражей, ссылаясь преимущественно на тяжесть предъявленного обвинения и используя стереотипные формулировки, не учитывая его или ее конкретную ситуацию и не рассматривая альтернативных мер пресечения» («Худобин против России»).

«Аргументы за и против освобождения не должны быть «общими и абстрактными»» («Смирнова против России»).

«В тех случаях, когда закон предусматривает презумпцию факторов, относящихся к основаниям для непрерывного содержания под стражей, должно быть убедительно продемонстрировано наличие конкретных фактов, перевешивающих принцип уважения свободы личности» («Илийков против Болгарии»).

«Стойкое наличие обоснованного подозрения, что задержанный совершил правонарушение, является условием sine qua non для законности непрерывного содержания под стражей, но через некоторое время оно перестает быть достаточным. В таких случаях Суд должен установить, продолжают ли оправдывать лишение свободы другие основания, указанные судебными властями. Когда такие основания «относимы» и «достаточны», Суд также должен выяснить, проявили ли компетентные национальные власти «особое прилежание» при проведении судебного разбирательства» («Худоеров против России»).

«Суд неоднократно признавал, что тяжесть обвинения сама по себе не может служить оправданием длительных сроков содержания под стражей. Что касается наличия возможности скрыться, то Суд повторяет, что такая опасность не может измеряться только на основе суровости грозящего наказания. Она должна оцениваться с учетом ряда других релевантных факторов, которые могут либо подтвердить наличие опасности скрыться, либо показать ее столь ничтожной, что она не может оправдать содержание под стражей до суда. Это особенно важно в таких делах, как настоящее дело, где правовая квалификация фактов, а, следовательно, и наказания, грозящего заявителю, была определена обвинением без судебного исследования вопроса о том, подкрепляют ли полученные доказательства обоснованное подозрение в том, что заявитель совершил предполагаемое преступление» («Панченко против России»).

«При решении вопроса об освобождении или заключении под стражу власти обязаны рассмотреть альтернативные меры обеспечения явки в суд. Действительно, данная статья провозглашает не только право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда, но и предусматривает, что освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд» («Яблонский против Польши»).

Правозащитная платформа «Успішна варта» продолжает мониторинг дела политзаключенного Андрея Татаринцева.

Только полезная и актуальная информация о правах человека в Украине! Моментально и содержательно в Telegram «Успішна варта»!

Похожие новости