«Отсутствие второй точки зрения – главный закон эффективной пропаганды», - Кирилл Вышинский

«Отсутствие второй точки зрения – главный закон эффективной пропаганды», - Кирилл Вышинский

15 мая исполнился год с момента задержания главного редактора РИА «Новости Украина» Кирилла Вышинского – год, как журналист безальтернативно находится в СИЗО.

7 мая в ходе очередного заседания защите Вышинского в ходатайстве об изменении меры пресечения в который раз было отказано. Подольский суд Киева продлил арест главного редактора РИА «Новости Украина» еще на 60 дней - до 22 июля.

Напомним, главный редактор «РИА Новости-Украина» Кирилл Вышинский во время обысков в его квартире был задержан 15 мая 2018 года по подозрению в государственной измене (часть 1 статьи №111 Уголовного кодекса Украины). Статья не предусматривает альтернативной меры пресечения, кроме как содержания под стражей. По этой статье предусмотрена санкция до 15 лет лишения свободы.

Дело Кирилла Вышинского находится на постоянном мониторинге правозащитников «Успішна варта».

Кирилл Вышинский передал правозащитникам «Успішна варта» письмо, в котором комментирует предъявленные ему прокуратурой и СБУ обвинения, а также заявляет, что это – единственная возможность высказать альтернативную прокуратуре точку зрения по его делу.

Ниже приводим полный текст письма Кирилла Вышинского.

В чем меня обвиняют

Путая слова, коверкая ударения, три прокурора уже больше двух недель зачитывают в суде мне обвинительный акт. Дошли до 34 листа, осталось еще 45.

Мои коллеги, журналисты различных изданий и телеканалов, в перерыве заседаний просят прокомментировать обвинения прокуратуры. Но конвой не дает отвечать на вопросы и старается максимально быстро увести меня из зала суда. Понятно, что ни прокуратуре, ни СБУ не выгодно и не нужно, чтобы я комментировал обвинения. Отсутствие второй точки зрения – главный закон эффективной пропаганды, который хорошо знают заказчики моего уголовного преследования. Поэтому должны звучать только обвинения, и никаких других комментариев.

Я же считаю, что вторая точка зрения просто необходима, поэтому написал этот текст, в котором изложил свой взгляд на обвинения СБУ. Я прокомментирую основное, не погружаясь в детали – подробное описание экспертиз текстов нашего сайта, которые СБУ провела 5, обстоятельств финансовой деятельности предприятия, которое я возглавлял – все это еще впереди.

Итак, основные обвинения, которые мне предъявляет СБУ: на посту главного редактора сайта РИА Новости Украина я не занимался журналистикой, а проводил «информационные спецоперации в интересах Российской Федерации». В рамках этой «нежурналистской» деятельности под моим руководством на сайте публиковалась не объективная и достоверная информация, а статьи «антиукраинской направленности». Их было 72, опубликованы весной 2014-го и в 2015-м году (только 5 из 72 вышли в 2016-м). Вот в общих чертах главная фабула обвинения.

Если коротко комментировать обвинения СБУ и прокуратуры, то они содержат откровенные манипуляции, ложь и абсурдную ложь. А теперь более подробно.

Я работаю журналистом больше 25 лет. Руководил информационными редакциями в Днепропетровске и Киеве, работал в газете, на радио и телевидении. Мои телерепортажи выходили в эфире новостей практически всех крупнейших национальных каналов Украины. В 2006-м я стал собственным корреспондентом ВГТРК (телеканалы Россия-1 и Россия-24) на Украине – на эту должность я ушел с поста зам. главного редактора программы «Факты» на ICTV. Больше чем за четверть века работы в профессии я прекрасно уяснил: недостоверная информация, опубликованная или вышедшая в эфир – это провал в работе редакции и повод для серьезных неприятностей: возможный судебный иск, опровержение недостоверной информации и, чаще всего, требования материальной компенсации за причиненный ущерб. На моей памяти такими исками банкротили редакции крупных изданий. В нашей редакции мы всегда тщательно проверяли факты, которые публиковали, боролись за 100% достоверность наших материалов. И нам это удавалось – за 4 с лишним года моей работы во главе редакции РИА Новости Украина не было ни одного судебного иска, требования опровергнуть изложенную информацию или упрека в необъективности. Поэтому я считаю бездоказательными обвинения СБУ, что с первого дня моей работы главредом, то есть с марта 2014 года, я систематически и целенаправленно публиковал на сайте не объективную и недостоверную информацию – этому просто нет доказательств. Как нет их в экспертизах наших текстов, которые провели эксперты СБУ. Мой комментарий к таким обвинениям СБУ – это обвинение необоснованное, а значит лживое. Просто ложь.

Теперь про «антиукраинский характер» 72 публикаций, которые вышли на нашем сайте весной 2014-го, в 15 и 16-м годах.

Странное обстоятельство – три года выходят целенаправленно публикации «антиукраинских» материалов на сайте, который входит в 30-ку самых посещаемых информ. Ресурсов Украины – и ни одной претензии по этому поводу за 4 года (до мая 18-го) ни со стороны СБУ, ни со стороны Министерства информационной политики Украины.

Более того – в материалах дела есть письмо Мининформполитики, в котором приводятся два списка 42 сайтов, в деятельности которых экспертный совет Министерства из нардепов, журналистов и медиаэкспертов прослеживает «антиукраинскую направленность, наполненную деструктивным содержанием». Среди них – «Русская весна», «Ньюс-фронт» и другие. У многих из них посещаемость – менее 100 тысяч в месяц, в то время как у нас более 1,5 в месяц. Антиукраинскую деятельность этих «карликов» эксперты Мининформполитики заметили – нашу, которая по словам СБУ продолжалась 4 с лишним года, эксперты таковой не считали. Как и профильное управление СБУ все то же время – оно тоже 4 года не считало нашу деятельность антиукраинской. И вдруг на 5-й в 2018-м управление СБУ по Крыму, которое вело следствие по моему делу, просто прорвало – «систематически, целенаправленно», «антиукраинская деятельность». И все это – меньше чем за год до президентских выборов, да еще и под хор голосов: «А давайте его на кого-то поменяем…». Уверен, что эти обвинения в «антиукраинскости» наших материалов – ложь, призванная оправдать мое содержание в тюрьме вот уже почти год.

Монотонно пробубнив общие обвинения, прокуроры перешли к деталям. Эти детали – оценка содержания тех самых 72-х текстов, опубликованных весной 14-го, летом 15-го и в 16-м году в «антиукраинских целях». Чтобы понять, о чем идет речь, нужно знать, что эти тексты делятся на три категории. Первая – новостные сообщения, только факты и цитаты из заявлений и высказываний официальных лиц, экспертов, широко известных спикеров, аналитиков. Вторая категория – репортажи или аналитические материалы наших журналистов, рассказывающие о значительных событиях, процессах, проблемах.

Новостные сообщения (первая категория) – это хлеб журналистики. И здесь объективность и достоверность изложенного на первом месте.

Репортажи (вторая категория) и аналитический материал – это рассказ о событии, на котором побывал не каждый читатель, от имени нашего корреспондента. Аналитический или проблемный материал – это определенный отбор фактов, осмыслений явлений и процессов, а не просто набор достоверной информации. Редакция несет ответственность уже не только за достоверность фактов, но и за объективность анализа – подчеркну, что за 4 с лишним года претензий по этому поводу к нашему сайту не было.

Третья категория материалов – комментарии обозревателей или авторов, чей взгляд на события носит не только экспертный, но и личный характер. Именно своей субъективностью такие комментарии и интересны читателю.

Очень часто комментарии одного и того же события двумя разными по взглядам обозревателями могут быть диаметрально противоположны – особенно часто так бывает у нас, в политизированном и чересчур поляризованном украинском обществе, во время глубокого общественного и политического кризиса последних лет. Поэтому на нашем сайте такие субъективные тексты публиковались в рубриках «Точка зрения» или «Аналитика и комментарии». Они сопровождались обязательной ремаркой: «Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор». Видя такую ремарку, читатель понимает – он имеет дело с субъективной оценкой, часто политического характера, а не просто изложением фактов. Редакция может не разделять точку зрения автора, но считает важным, чтобы с ней познакомился читатель – это важно для понимания всего спектра мнений, существующих в обществе. Именно это и называется плюрализм взглядов, даже если взгляды кажутся спорными или неприемлемыми. Это – мировая практика, азбука журналистики в демократическом обществе. От редакции или издания можно требовать ответственности за публикацию недостоверных фактов, непроверенной информации, но комментарий событий или явлений – ответственность его автора, его субъективный взгляд на действительность, который этим и интересен читателю.

Теперь вернемся к обвинениям, которые предъявляет СБУ к текстам, размещенным, как пишет следователь, на подконтрольном мне сайте. Их много – напомню, что речь идет о 72-х текстах – поэтому только несколько примеров.

Страница 11 обвинительного акта – Я «при неустановленных в ходе досудебного следствия обстоятельствах» разместил 30.03.2014 на интернет ресурсе РИА Новости Украина статью антиукраинского содержания, которая содержала призывы к смене границ территории и государственной границы Украины в нарушение порядка, установленного Конституцией Украины, насильственных изменений и свержение конституционного строя». Речь идет об информационном сообщении «Крым перешел на московское время». Это классическая новость о том, что Крым после референдума в марте 14-го по решению местных властей перешел на московское время, перевел стрелки на два часа вперед, и график движения всех видов транспорта на территории полуострова также переведен на московское время. Кроме этого в тексте описываются обстоятельства перехода на новое время и предыстория событий, которые к этому привели. С точки зрения грамматики русского языка в тексте «Крым перешел на московское время» - ни одного призыва! Только информация и фактаж. Но для СБУ и прокуратуры эта публикация – проявление «антиукраинской деятельности». В такой логике, любой информационный репортаж, любая новость из Барселоны с митинга каталонцев, требующих отделения – это призыв к свержению конституционного строя в Испании! Абсурд? Конечно! Ложь? Естественно! Но в моем обвинительном акте такая абсурдная ложь становится реальностью.

Еще один пример – страница 14 и 15. Прокуратуа и СБУ утверждает, что, «продолжая реализовывать преступный замысел» и «при неустановленных досудебным следствием обстоятельствах», я разместил на нашем сайте статью «история украинских референдумов», в которой автор якобы «оправдывает проведение местного референдума в АР Крым и их!!! Отделения от Украины» [сохранена оригинальная формулировка, в которой АР Крым почему-то употребляется во множественном числе…]. Такая публикация «является проявлением подрывной деятельности…против Украины».

Речь идет о статье политолога и эксперта в области права Юрия Городненко, которая была опубликована на РИА Новости Украина 15 марта 2014 года в рубрике «Точка зрения» с ремаркой «Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор».

В этой статье автор исследует историю проведения местных референдумов на Украине и высказывает свою точку зрения по поводу референдума в Крыму. Читатель, как и редакция, может соглашаться или не соглашаться с мнением автора, но знать о существовании такого мнения читатель имеет право – редакция такое право читателю дает. При этом четко указывая, в рамках мировой журналистской практики, что эта статья – личное мнение ее автора, а не редакции. Но для СБУ и прокуратуры такое соблюдение права на свободу слова, мнения и оценок – «проявление подрывной деятельности». Абсурд? Без всякого сомнения! И такого в обвинительном акте – претензий к статьям из рубрики «Точка зрения» с пометкой «Мнение редакции может не совпадать с мнением автора» - воз и маленькая тележка!

И еще один, последний в этом тексте пример абсурдности обвинений против меня. На нашем сайте в 15-м и 16-м годах выходили материалы о жизни простых людей в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, в зоне боевых действий. Вот заголовки только некоторых из них: «Жители Луганщины: «Мы просим военных: уйдите…», «Донбасс в блокаде – ни нашим, ни вашим», «Ни проехать, ни пройти. Транспортная блокада Донбасса и маршруты под обстрелами». Они о том, как жили рядовые жители Донбасса в 15-м и 16-и году, честный, прямой и правдивый рассказах об их трудностях, бедах и реалиях жизни. Были и репортажи, и просто новости. На фоне этой темы мы писали и об экономической, и социальной ситуации в стране. Что пишет прокуратура по этому поводу? С.20 – «перечисленные выше статьи по своему содержанию, независимо от того, правдивую или неправдивую информацию они содержат каждый отдельно (!!!), являются составляющими системы взглядов…» и «статьями антиукраинской направленности». После такого обвинения в акте я, как говорят сегодня подростки, просто «завис». На стр. 5 этого документа меня обвиняют в пренебрежении и невыполнении обязанности «подавать для публикации объективную и достоверную информацию» (то есть, писать правду), а на 21-й уже пишут, что не важно, правдивую или неправдивую информацию содержат статьи на нашем сайте. Важно, что они просто «антиукраинской направленности». И это всего лишь потому, что в этих и других наших текстах есть утверждения, что «украинская власть во главе с П. Порошенко коррумпирована, олигархична, жестока, безразлична к своему народу, цинична…» (с.20). И это тоже статьи «антиукраинского направления», «проявления подрывной деятельности». Абсурд? Да, но очень опасный – убежден, что сегодня прокуратура и СБУ с формулировкой «независимо от того, правдивую информацию или неправдивую информацию они содержат» могут предъявить претензии к десяткам журналистских материалов в украинских СМИ. Которые также пишут о том, что «украинская власть во главе с Порошенко П. коррумпирована, олигархична, жестока, безразлична к своему народу…» (с. 20 обвинительного акта). И с такими формулировками в обвинительных актах десятки моих коллег могут оказаться на моем месте – почти год я уже сижу в заключении. Не дай Бог, как говорится, но если с таким набором абсурдных обвинений можно посадить одного журналиста, то почему остальные должны чувствовать себя в безопасности?!

Главный редактор РИА «Новости Украина»

Кирилл Вышинский


«Отсутствие второй точки зрения – главный закон эффективной пропаганды», - письмо обвиняемого в госизмене журналиста Кирилла Вышинского from Правозащитная платформа «Успішна варта»


Расскажите друзьям. Пусть они тоже знают больше о реальной ситуации с правами человека в Украине!

Похожие новости