интервью правозащитницы Оксаны Челышевой

«Если молчать, ситуация может зайти в абсолютный тупик», - интервью правозащитницы Оксаны Челышевой

За последние несколько лет ситуация с политзаключенными и преследуемыми по политическим мотивам в Украине не меняется, гражданские права по-прежнему нарушаются. А единственным и наиболее действенным на данный момент инструментом борьбы остается развертывание информационных кампаний и привлечение внимания к ситуации международной общественности.

О таких выводах сообщила координатор Финского комитета мира, занимающаяся вопросами деэскалации конфликтов в Украине, журналист и правозащитница Оксана Челышева. Подробно о деятельности организации, конфликте на Донбассе, а также о ситуации с нарушением прав в Украине, об украинских политзаключенных и эффективных методах борьбы в информационном поле в интервью журналиста Павла Волкова для правозащитной платформы «Успішна варта».

Приводим полный текст интервью.

- Оксана, Вы много лет жили и работали в России, затем переехали в Финляндию. Откуда у Вас такой неподдельно живой интерес к украинским проблемам?

- Все гораздо сложнее, потому что родилась-то я в Запорожье и жила там, пока родители не переехали в Россию из-за работы. Но все детство я каждое лето приезжала в Запорожье. Половина моей семьи, моя родня живет в Украине – от Херсонской области до Запорожья. Так что связь с Украиной у меня еще и личная.

- Тогда расскажите о направлениях Вашей правозащитной деятельности. Ведь она тоже имеет связь с Украиной.

- Финский комитет мира, где в этом году я стала официально координатором деятельности по Украине, - это общенациональная организация с отделениями во многих городах Финляндии, одна из старейших организаций Финляндии. Она была учреждена после II Мировой войны. Организация придерживается принципа нейтралитета, выступает против членства Финляндии в НАТО и общей милитаризации ЕС. Комитет мира также ведет работу, связанную с распространением знаний об ООН и ОБСЕ.

Занимается организация не только Украиной, но всеми конфликтными ситуациями, в том числе ситуацией в Западной Сахаре – это конфликт между вытесненным местным народом и Марокко, Палестино-Израильским конфликтом, до этого активную роль играла в разрешении ситуации в Южной Африке. То есть интерес к украинскому конфликту связан с основной деятельностью организации, которая пытается найти возможности деэскалировать конфликты и найти варианты их разрешения политическими методами.

- Непосредственно касаясь конфликта. Вы в свое время посещали Славянск. Какова была цель Вашей поездки и что удалось увидеть?

- Тут надо объяснить, каким образом я вообще попала в зону конфликта еще до того, как стала официальным сотрудником Финского Комитета мира. Дело было в 2014 году, в октябре. Незадолго до этого у меня в Голландии вышла книга – перевод моей книги, которая до этого была опубликована в Финляндии. Я получила гонорар за эту книгу в Голландии и решила использовать его для того, чтобы понять, что вообще происходит на Донбассе и в Украине в целом, потому что я очень пристально следила за всеми событиями, связанными с Майданом и дальнейшим развитием событий, но без своего личного представления, личного опыта я не могла себе позволить давать какие-либо комментарии, хотя мнение у меня естественно было. Мне нужно было понять, насколько мое отдаленное мнение подтверждается реальностью. Поэтому, не ожидая грантов или какой-то другой поддержки, я решила использовать свой гонорар для того, чтобы понять, что происходит в Украине. Таким образом я оказалась сначала в Запорожье, куда наконец-то вернулась в родной дом моей бабушки, и оттуда я поехала уже на Донбасс.

- То есть Вы через украинскую территорию ехали?

- Конечно. Учитывая мои сложные отношения с российской властью, в Россию я не въездная. Тем более, что тогда, в октябре 2014 года, еще вообще не было никаких ограничений со стороны Украины. Был еще один очень важный фактор, который побудил меня принять это решение. 24 мая 2014 года в Славянске, попав под минометный обстрел, был убит мой друг, журналист и правозащитник Андрей Миронов, вместе со своим итальянским другом и коллегой Андреа Роккелли. Для меня было очень важно понять, что произошло в Славянске, при каких обстоятельствах они погибли, и что они там делали. С того времени в Славянске я была не один раз, знаю многих людей там и видела достаточно много. Это многострадальный город и когда-нибудь о событиях в нем будут писать книги. Но не сейчас, пока нужно думать о безопасности людей, которые там живут.

- Недавно Вы побывали в Италии, где проходит суд по убийству Миронова и Роккелли. Узнаем ли мы истину?

- Я была на двух заседаниях суда по делу Виталия Маркива в городе Павия. Маркив гражданин Италии и, как выясняется сейчас, Украины - я не могу сказать, в какой момент он восстановил свое украинское гражданство. Военнослужащий нацгвардии Украины, который в составе первого резервного батальона нацгвардии, сформированного из участников Майдана, уже в мае 2014 года был около Славянска. Виталия Маркива обвиняют в соучастии в преднамеренном убийстве гражданских лиц, Миронова и Роккелли. Судят его в Павии именно по этому обвинению. 24 мая прокурор выступил с обвинительной речью и потребовал 17 лет лишения свободы.

- Если соучастие, то были еще участники убийства?

- Вы понимаете, это не международный суд, это суд города Павия, прокуратура которого проводила расследование потому что Павия - это родной город Андреа Роккелли. Семья Роккелли, его вдова, его родители, его сестра в свое время инициировали уголовное дело. Так вот, прокуратура города Павия, опять-таки это суд, который проходит по законам Италии, смогла арестовать одного из подозреваемых только потому, что преступление на их взгляд было совершено при участии гражданина Италии в отношении другого гражданина Италии. Поэтому соучастие, которое ему инкриминируется, не касается выяснения степени участия других лиц, которые находились на горе Карачун под Славянском 24 мая 2014 года. Однако на заседании суда 17 мая 2019 года, на котором я тоже присутствовала и где давал показания ряд украинских военных, в том числе нынешний командующий нацгвардией Украины, становится понятно, что речь идет и об ответственности государства, а не только об индивидуальной ответственности Виталия Маркива. Но это уже будет прерогативой других судов, а не суда в Павии.

- Давайте вернемся из Италии в Украину. Вы уделяете много внимания политзаключенным и преследуемым по политическим мотивам в нашей стране. Видны ли какие-то изменения в лучшую сторону?

- Нет, по-моему, на протяжении нескольких лет ситуация нисколько не меняется. Количество заключенных как среди обычных гражданских лиц, так и среди людей, которые занимаются журналистикой, не уменьшается. Обмены сведены на нет, освобождений тоже нет. Ну вот последний эпизод, когда человек, отбывший свой срок в Харькове, через три дня после своего освобождения был похищен на блокпосте и слава Богу сейчас появилась информация о том, что его все-таки нашли и все-таки отпустили. Это говорит от том, что пока особых тенденций к изменению нет.

- Но кому-то все же удается помочь?

- Безусловно. К примеру, выступавший с антимилитаристской позиции скульптор Спартак Хачанов, который подвергался угрозам со стороны праворадикальной организации С14. Он получил временное убежище за границей.Но сразу подчеркну, что в данном случае удалось привлечь внимание международной организации Artists at Risk («Художники в зоне риска»). В Финляндии существует финское отделение этой организации и город Хельсинки активно участвует в программе предоставления временного убежища деятелям культуры из разных стран, которые сталкиваются с ситуациями, похожими на ту, в которой оказался Спартак Хачанов. Поэтому он смог выехать из Украины в Финляндию, находился у нас три месяца по программе «Художников в зоне риска», у него здесь были выставки, публичные выступления. Сейчас Спартак на три месяца уехал в Болгарию тоже благодаря уже болгарскому отделению этой организации и в конце июля он должен вернуться в Хельсинки. Судя по всему, он здесь будет работать над художественным проектом.

- Таким образом, привлекая внимание к проблеме можно добиться реальных практических результатов?

- Да, это по сути гарантия изменения ситуации к лучшему. Огласка, публичность, привлечение внимания остается краеугольным камнем всей стратегии по продвижению вопросов, связанных с правами человека, ограничения свободы слова или преследований как структурами власти, так и ультраправыми группировками. В частности, разгул правых группировок в Украине уже вызывает не просто недоумение, а раздражение не только в Финляндии, но и во многих других странах. Но к сожалению, пока здесь еще очень много лакун. Однако непредвзятая и точная информация – это единственный способ, это единственная гарантия того, что могут быть приняты правильные решения.

К слову, у нас также есть весомые успехи касательно освещения ситуации с преследуемыми журналистами Украины. Собственно, это и Ваша ситуация, и ситуация Василия Муравицкого, и Руслана Коцабы, и многих-многих других журналистов. Она подтверждает, что правильное информационное освещение проблемы и, главное, целенаправленные кампании о развитии ситуации, о тенденциях в каждом конкретном кейсе могут привести к позитивным результатам.

- Как правильно выстраивать информационную кампанию подозреваемым и обвиняемым за альтернативные взгляды и убеждения, а также их родственникам?

- В Украине есть представительство Верховного комиссара ООН по правам человека –мониторинговая миссия. Это очень важная международная структура, доклады которой воспринимаются, читаются и уважаются. Поэтому в первую очередь надо обращаться к представителям мониторинговой миссии ООН по правам человека. Несомненно, важна роль мониторинговой миссии ОБСЕ. Все, что они делают, играет очень важную роль для фиксирования, проверки, верификации данных не только по ситуации с военным конфликтом, но и по ситуации с правами человека и гражданскими свободами. Поэтому я бы все-таки в первую очередь говорила об этих двух мониторинговых миссиях в качестве важного звена в достоверном освещении подобных дел. Но естественно нельзя молчать. Я понимаю, что могут быть опасения, могут быть угрозы, что если вы что-то скажете, то будет еще хуже. Но пока опыт показывает, что, если люди молчат, тогда ситуация может зайти в абсолютный тупик. И очень трудно потом что-то сделать, чтобы ее изменить. Наверное, стоит выразить дипломатическую надежду на то, что все-таки с новым президентом будет взят курс на деэскалацию конфликта и больше внимания будет уделяться тем нормам общества, по которым живет большинство стран Европейского союза. Если уж мы говорим о том, что Украина устремлена в Европу.

Интервью подготовлено журналистом Павлом Волковым

для правозащитной платформы «Успішна варта».

Ваши гражданские или политические права нарушены? Звоните на телефон горячей линии «Успішна варта» - 0 800 204 004! Поможем!

Похожие новости

15 мая возле Фрунзенского суда города Харькова националисты напали на наблюдателя за ходом выборов Президента Украины от правозащитной платформы «Успі ...

Детальнее